Великий Устюг



Время соединения миров
Великий Устюг

Яков Брюс и Орден тамплиеров

Полон верой и любовью,
Верен набожной мечте,
— Ave, Mater Dei! — кровью
Написал он на щите.

А. С. Пушкин

Содержание

  1. Великий ученый и созидатель
  2. Орден Тамплиеров
  3. Усадьба Глинки и библиотека Ивана Грозного
  4. Брюсов переулок и Малое Вознесение
  5. Брюсы и Романовы

I. Великий ученый и созидатель

Яков Брюс (1670–1735) – видный русский государственный деятель и учёный-энциклопедист (дипломат и астроном, математик и артиллерист, инженер и географ, ботаник и минералог, физик и метеоролог, химик, коллекционер редкостей). Сподвижник Петра I, один из наиболее образованных людей своего времени.

Яков Брюс был Президентом основанной Петром I Берг-коллегии, которая ведала всеми делами, связанными с добычей полезных ископаемых и металлургией. При его активном участии происходило освоение природных богатств Урала, в эпоху великих преобразований конца XVII – начала XVIII веков. При нем закладываются такие крупнейшие уральские города, как Пермь.

Сухарева башня (снесена в 1930-х)

Яков Брюс составил карту земель от Москвы до Малой Азии, а также внес существенный вклад в организацию астрономических наблюдений в России. В 1702 он оборудовал обсерваторию в знаменитой московской Сухаревой башне, разместил в ней созданную Петром I Школу математических и навигацких наук, позднее переведённую в Санкт-Петербург. С 1706 он ведал русским книгопечатанием. В Полтавской битве 1709 новая русская артиллерия, созданная Яковом Брюсом, позволила сокрушить несокрушимую шведскую армию.

II. Орден Тамплиеров

Яков Брюс происходил из старого знатного шотландского рода, того же, что и шотландский король Роберт I Брюс, укрывший в XIV веке от преследования часть французских тамплиеров. Яков Брюс был потомком родного брата Роберта I – Эдварда короля Ирландии, что дает повод некоторым исследователям связывать Якова Брюса с пережившим гонения и действовавшим тайно Орденом Тамплиеров.

Другим подтверждением связи Якова Брюса с Орденом считается его дружба и совместная работа с Исааком Ньютоном, также имевшим шотландскую кровь и, как утверждается, возглавлявшим Приорат Сиона – тайную организацию, созданную одновременно с Орденом Тамплиеров и изначально управлявшихся из одного центра.

«Шотландской» версии спасения Ордена посвящено много работ и она, пожалуй, является сегодня наиболее популярной, особенно если ее связывают с масонами как приемниками тамплиеров, официально объявившими о создании Великой Ложи в Англии в 1717 году. Возможно, версия имеет основания, особенно в условиях публичного отсутствия первичных документов. Однако, есть и другой – русский «след» не только спасения, но и основания Ордена Тамплиеров.

Даже при отсутствии архивных документов и авторитетных исследований, базируясь исключительно на всем доступных

Н. К. Рерих. «Ярослав Мудрый»

исторических фактах, выстраивается довольно логичная картина рождения Ордена и его ухода с исторической авансцены при участии Ярослава Мудрого (978–1054) и его потомков.

Чтобы оценить возможность влияние Руси на политические процессы в Западной Европе времен создания Ордена Тамплиеров необходимо начать с того, что она была под началом Ярослава Мудрого одним из наиболее сильных и просвещенных (образованных) государств своего времени. Видя мощь домонгольской Руси, породниться с Ярославом желали многие европейские правители. Члены семьи Ярослава играли видную роль в политической жизни Европы: супруга князя была дочерью шведского короля, два его сына были женаты на византийских принцессах, дочери были королевами Франции, Норвегии, Венгрии. По словам писателя того времени Иллариона, Русь была „ведома и слышима есть всеми четырьми конци земли”.

Дочь Ярослава Мудрого Анна Ярославна (1025-1075), вышедшая замуж за французского короля Генриха I (1008 – 1060) была прекрасно образована, умела читать и писать, чего не мог ее царственный супруг, и за которого она подписывала государственные акты. Анне Ярославне принадлежит введение во Франции обычая клясться, вступавшим на престол королям, на привезенном ею с Руси, славянском Евангелие, названным Реймским, по имени собора, где короновались французские монархи. «Опознал» Реймское Евангелие Петр I во время пребывания в Реймсе. Позднее, во время Великой Французской революции, оно, как и другие атрибуты монархии, было уничтожено.

Изначальная связь Руси с Иерусалимским Королевством и Орденом Тамплиеров очевидна:

1. В числе соучредителей Ордена Тамплиеров, его первым покровителем был Гуго Вермандуа – внук Ярослава Мудрого, младший сын его дочери Анны Ярославны и короля Франции Генриха I.

2. После смерти Готфрида Бульонского – первого короля Иерусалимского Королевства, созданного крестоносцами в Палестине, его двоюродный брат и приемник Балдуин граф Буржский, после коронации женился на младшей сестре короля Франции Людовика Толстого, дочери Анны Ярославны, внучке Ярослава Мудрого.

3. Официальный роспуск и запрет Ордена связан с другим потомком Анны Ярославны – Филиппом IV Красивым. Папа Климент V, совместно с которым Филипп Красивый уничтожил Орден, до избрания носил имя Бертрана де Гота, а его матерью была Иза де Бланшфор, т.е. он был потомком Бертрана де Бланшфора – великого магистра Ордена в середине XII века, при котором тамплиеры стали реальной военной и политической силой в Европе и Азии.

Более того, эта связь прослеживается и после смерти Ярослава Мудрого, среди его потомков: возможная связь Андрея Боголюбского – основателя русского государства (Владимирской Руси) и могильщика «загнившей» Киевской Руси с Орденом Тамплиеров:

1. Андрей Боголюбский (основатель Владимирской Руси, давшей начало Московской) ввел на Руси праздник Покрова Божьей Матери – покровительницы тамплиеров, которые называли себя ее слугами. Андрей построил первый на Руси храм, посвященный этому празднику – Покрова на Нерли (1165 г.), украсив его зашифрованными знаками и посланиями. По летописному сообщению, «Бог привел мастеров со всех земель».

Рельеф собора Покрова на Нерли

Покрова на Нерли

2. Младший брат Андрея – Всеволод Большое гнездо, ставший во главе Владимирской Руси через некоторое время после смерти Андрея Боголюбского, женился на Богемской княжне Марии – племяннице Фридриха Барбароссы – одного из руководителей крестовых походов и покровителя Ордена Тамплиеров. Всеволод возвел во Владимире знаменитый Дмитриевский Собор (1197 г.), также как и Покрова на Нерли известный на весь мир своими рельефами, включая Давида-Псалмопевца и Вознесение Александра Македонского.

Процесс тамплиеров продолжался с октября 1307 года по март 1314 года и время ухода тамплиеров из Франции совпадает с возвышением Москвы, как новой столицы российского государства. Случайно ли совпадение? Из летописей известно, что с 1305 по 1314 гг. включительно произошел массовый приезд в Москву служилых людей (титулованной и не титулованной военной знати) с трех направлений: из Орды, из Литвы и «от немец». Московские князья совершенно неожиданно получают избыточные людские ресурсы, материальные и финансовые средства, надежно обеспечивающие успешность их наступательной деятельности, итоги которой по состоянию на 1341 год (время смерти Ивана Калиты) составили 96 городов и укрепленных поселений, не считая сел и деревень. Из ничего, ничего не бывает! Следовательно, произошли какие-то события, благодаря которым Москва получила все необходимые средства для своего бурного подъема…

Географическое положение Москвы и то, что она, как Рим, Иерусалим и Константинополь, расположена на семи холмах, позволяет предположить, что она могла быть избрана строителями Божьего Царства на Земле в качестве столицы, после того, как попытка построить его в Палестине на месте древнего Израиля не удалась, а известные события заставили покинуть Францию.

С одной стороны, Тамплиерам навесили ярлык оккультистов, алхимиков, магов и мудрецов, обладавших эзотерическими познаниями и тайной силой. С другой, их деятельность связывают с преодолением деструктивных программ в сознании человечества, и подготовкой людей к восприятию идей управления созидательной энергией мысли и слова, в т. ч. и через создание готических соборов, пребывание в которых могло производить изменения в энергетике человека (тонких телах).

III. Усадьба Глинки

Усадьба Глинки, чей архитектурный ансамбль создавал Яков Брюс с 1727 по 1735

После выхода в отставку в 1727 году, Яков Брюс перебирается из Санкт-Петербурга в Подмосковье, где приобретает усадьбу Глинки, являющуюся сегодня одной из самых старейший. По одной из версий, Глинки в прошлом принадлежали матери Ивана Грозного Елене Глинской. По легендам, под усадьбой расположено множество тоннелей. Кто знает, может где-нибудь в них находится часть знаменитой библиотеки Ивана Грозного… Что касается богатейшей библиотеки Якова Брюса, то после его смерти из Глинок ее развезли по различным российским университетам и учебным заведениям.

Бывший музей Якова Брюса в Глинках

Сегодня в зданиях усадьбы расположены лечебные корпуса санатория «Монино». В западном флигеле работал музей Я. В. Брюса, но в настоящее время он закрыт, хотя еженедельно его бывший директор А. Н. Филимон проводит здесь увлекательные экскурсии для отдыхающих и тех, кто интересуется историей. Наша группа несколько лет назад была в этом музее, когда он ещё работал, а у нас была программа «Яков Брюс».

IV. Брюсов переулок и Малое Вознесение

Брюсов переулок в центре Москвы назван в честь любимца Екатерины Великой, московского генерал-губернатора Якова Александровича Брюса, который был внучатым племенником Якова Брюса – блестящего ученого и государственного деятеля петровской эпохи, в народе прослывшего за свои знания чернокнижником и колдуном.

В середине XVII века на этом участке уже находятся каменные двухэтажные палаты, названные тогда новыми, принадлежавшие «маме» царевны Софьи княгине А. Н. Лобановой-Ростовской. Часть этих палат сохранилась и по сей день. Следующим владельцем был князь В. В. Долгорукий, который отдал усадьбу в 1729 г. как приданое племяннице при выходе ее замуж за Александра Романовича Брюса, племянника Якова Брюса. С тех пор усадьба на много лет становится связанной с фамилий Брюсов. После А. Р. Брюса дом переходит к его сыну Якову Александровичу, бывшему недолгое время Главой Московской администрации. После него усадьба перешла к его дочери Екатерине, вышедшей замуж за графа В.П. Мусина-Пушкина, а так как она была последней в семье Брюсов, то ей было дозволено прибавить к своей фамилии фамилию мужа: она стала Мусиной-Пушкиной-Брюс.

В 1806 г. дом покупает князь Юрий Владимирович Долгорукий, бывший в 1796 – 1797 Московским военным губернатором. При нем этот дом был одним из самых больших и красивых домов в Москве.

На Большой Никитской рядом с Брюсовым переулком находится храм Вознесения Господня, называемый «Малое Вознесение», хотя до постройки нынешнего здания церкви «Большое Вознесение» этот храм именовали еще «Старым Вознесением». Известно, что Яков Брюс часто бывал в этом храме, хотя не был православным.

Строительство «Малого Вознесения» было начало при Иване Грозном, а закончено при его сыне Федоре, который венчался на русский престол в праздник Вознесения Господня в 1584 году.

Иван Грозный распорядился построить «Малое Вознесение» как приходской храм для слободы переведенных им в Москву переселенцев (гостей) из Великого Новгорода и Великого Устюга, в которых начался, проходил и закончился духовный подвиг Прокопия Праведного (см. «Русский святой из Любека»). Один из храмовых приделов освящен во имя Прокопия Устюжского чудотворца. До настоящего времени он был и остается единственным престолом в Москве, освященным в честь этого святого, являющегося основателем рода Романовых, первые из которых жили именно в этом районе старой Москвы. Из их рода происходила мать царя Феодора – царица Анастасия Романова, первая супруга Ивана Грозного. Брат царицы Анастасии – Никита Романович Захарьин жил неподалеку от «Малого Вознесения». Когда сын Никиты Романовича – патриарх Филарет возвратился из польского плена, то «Малое Вознесение» стало его домовым храмом, расположенным неподалеку от отчего дома.

Таким образом, «Малое Вознесение» стало свидетелем духовной преемственности двух царских династий через последнего царя из Дома Рюрика – Федора (сына Ивана Грозного) и через патриарха Филарета, отца первого царя из Дома Романовых – Михаила Федоровича, внучатого племянника Ивана Грозного.

Первоначальный храм был деревянным, но когда он сгорел в 1629 году, то на его месте в 1685 царицей Натальей Кирилловной (матерью Петра I) был построен каменный храм. При нем располагался и дворец царицы, почему и улица Большая Никитская прежде называлась Царицынской.

V. Брюсы и Романовы

Первым представителем из рода Брюсов, приехавшим в Россию и поступившим на службу царю Алексею Михайловичу в 1647, был Виллим Брюс, отец Якова Брюса. Виллим Брюс оставил свою родную Шотландию во время правления Кромвеля и уже больше никогда туда не вернулся. Полковник Виллим Брюс умер в Пскове, где стоял со своим полком. Место его захоронения неизвестно. Его семья навсегда связала свою судьбу с Россией.

Его сын Роман Виллимович (1668-1720) – второй обер-комендант Петербурга – погребен на кладбище Петропавловской крепости за алтарной частью собора. Кстати, сама Петропавловская крепость является главнейшим памятником своему основателю Роману Виллимовичу. После революции 17-го года могила бала разрыта, и череп из гроба изъят.

Второй его сын – генерал-фельдмаршал граф Яков Виллимович (1669-1735) – погребен в кирхе в Немецкой слободе в Москве. На этом месте был организован институт ЦАГИ. Кирху при этом снесли, захоронение вскрыли, одежду с праха сняли, сюртук и ботфорты передали на хранение в Исторический музей. Кости перезахоронены на Немецком кладбище, могила затеряна.

Внук Виллима Брюса – генерал-лейтенант граф Александр Романович (1704-1760) – похоронен в поместье Глинки. Могила исчезла, надгробие хранится в Донском монастыре.

Правнук Виллима – главнокомандующий г. Москвы граф Яков Александрович Брюс (1729-1791), бывший супругом Прасковьи Александровны, – погребен в Александро-Невской лавре в приделе Лазаревской церкви. До нашего времени придел не сохранился, и могила Брюса утеряна.

Свое происхождение Вильям Брюс вел от Эдварда Брюса, короля Ирландии с 1316 г. Эдвард Брюс приходился родным братом королю Шотландии Роберту I. От родства с ним ведет свое начало королевский род Стюартов.

На дочери Роберта I женился Вальтер Стюарт (1315 г.), сын которого взошел на престол Шотландии под именем Роберта II и стал основателем династии Стюартов. В то же время на дочери Эдварда Брюса Изабелле был женат сэр Гильберт Гамильтон.

Таким образом, эти три фамилии оказались в кровном родстве друг с другом и в дальнейшем неоднократно роднились между собой. Достаточно сказать, что Генри Стюарт, лорд Дарнлей, бывший одной фамилии со своей супругой королевой Марией Стюарт, приходился внуком Елизавете Гамильтон, и к тому же Генри вместе с Марией одновременно были правнуками короля Англии Генриха VII.

Установившиеся таким образом родственные связи между домами за рубежом были продолжены и в России. Матерью Петра II, последнего русского царя из дома Романовых по мужской линии, была Шарлотта-Христина-София, принцесса Брауншвейг-Вольфенбюттельская (1694-1715). Она являлась правнучкой курфюрстины Ганновера Софии, которая, в свою очередь, приходилась внучкой королю Англии Иакову I Стюарту. Таким образом, королевский род Брюсов оказался в кровном родстве с царским домом Романовых.

Одновременно Романовы породнились с Габсбургами через тетку Петра II по матери Елизавету, супругу австрийского императора Карла VI, а затем – с Бурбонами через ее внучку королеву Марию-Антуанетту, супругу короля Франции Людовика XVI.

Сыну царевича Алексея царю Петру II прочили в жены княжну из Рюриковичей – Екатерину Алексеевну Долгорукую, но безвременная кончина нареченного жениха, казалось бы, совершенно расстроила брачные планы. Екатерина Алексеевна вышла замуж за Александра Романовича Брюса. Однако, если посмотреть на ее судьбу с другой стороны, то неожиданно обнаруживается в некотором роде равноценность происшедшей замены: потеряв в своем женихе одного потомка Брюса, т. е. Петра II, она обрела в муже другого потомка того же Брюса.

К сказанному остается добавить некоторые подробности происхождения Прасковьи Александровны Брюс, урожденной Румянцевой (1729-1796), которая приходилась сестрой графу Петру Александровичу Румянцеву-Задунайскому, отцом которого, как говорили современники, был Петр I. По линии своей матери Марии Андреевны, Прасковья Александровна происходила из семьи Андрея Артамоновича Матвеева, видного дипломата петровского времени, сенатора и президента Юстиц-коллегии. Супругой Андрея Артамоновича была княжна Марфа Федоровна Барятинская, из рода Рюриковичей. Барятинские позднее участвовали в убийстве Петра III (вместе с братьями Орловыми).

Прабабкой Прасковьи Александровны была светлейшая княжна Евдокия Григорьевна Гамильтон, которая являлась супругой боярина Артамона Сергеевича Матвеева, дипломата, начальника Малороссийского и Посольского приказов. Из их семьи была взята царем Алексеем Михайловичем в супруги Наталья Кирилловна Нарышкина (отстроившая «Малое Вознесение» в камне), приходившаяся им свояченицей и приемной дочерью. Царь Алексей Михайлович приобрел через эту женитьбу свойство с королевским домом Стюартов в Англии. По линии своей прабабки Прасковья является прямым потомком короля Ирландии Эдварда Брюса, на дочери которого был женат сэр Гильберт Гамильтон.

Кроме того, 6-е колено родословия Гамильтонов представляют: Роберт, граф де Мелент французский и одновременно граф Лестер английский, и его супруга Елизавета Изабелла де Вермонд Валуа, приходившаяся родной внучкой Генриху I Капитенгу и Анне Ярославне от их младшего сына Гуго.

Получается, что Прасковья Александровна Брюс является дважды прямым потомком, т. е. кровной родственницей Рюрика: во-первых, по бабке Марфе Федоровне Барятинской и, во-вторых, по прабабке Евдокии Григорьевне Гамильтон. К тому же, по своей прабабке она является кровной родственницей царя Петра II.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *