Великий Устюг



Время соединения миров
Великий Устюг

Пермь Великая – легендарная земля

Содержание

 

Соль земли русской

Русские летописи повествуют, что к западу от Урала по реке Каме существовала легендарная земля – Пермь Великая, ставшая колыбелью многих народов мира. Бескрайние просторы, полноводные реки, удивительные богатства отличают эту благодатную землю. Пермский край – это мост между двумя материками – Европой и Азией. Пермь Великая соединяет древнюю уникальную культуру и мощную современную промышленность, по сути — Землю и Космос.

С XV в. Пермь Великая стала составной частью Русского государства, приумножая богатство и славу России. Уральская промышленность началась с верхнекамской соли и пермской меди. Соль и медь дали начало заводским поселениям, которые в течение веков превратились в крупнейшие города Прикамья.

В «Повести временных лет» среди народов, которые «иже дань дают Руси», названа и Пермь. Словом «пермь» первоначально называли население Вычегодского бассейна, предков коми-зырян. По мере продвижения русских в Камский бассейн название «пермь» закрепилось и за этими землями. На языке вепсов далёкая земля, или земля за рубежом, и называлась перама. Вепское название «перама» было переделано в «пермь».

Московский князь Иван III организовал в 1472 г. крупный военный поход на Пермь Великую, который явился важным историческим событием не только для Урала, но и для всего Русского государства. Со взятием основных городков Перми Великой верхнекамская земля стала частью Русского государства. Появилась возможность расширения государственных границ за Урал и освоения новых природных богатств. Впервые печать Пермской земли была помещена на большой государственной печати Ивана Грозного в конце XVI века.

XVII в. стал временем подлинного расцвета солеваренного промысла. Пермянка (так называли здешнюю соль) уверенно потеснила на российском рынке соль Беломорья и Сольвычегодска. Сладковатую пермскую соль охотно покупали в Москве и Твери, Орле и Смоленске, Поволжье и Сибири. В Пруссии, Швеции и других странах Европы пермянка успешно конкурировала с испанской солью. Крупнейшими солепромышленниками Прикамья были Строгановы.  Они происходили из Сольвычегодска, входившего в земли Великого Устюга.  В Устюге родился Стефан Пермский, канонизированный при Иване Грозном.  Получив привилегии от Ивана Грозного, Аника Строганов и его потомки усердно трудились на благо Русского государства.  Соль дала жизнь и название Соликамску, расположенному на Каме, в 220 км. от нынешней Перми.  Примечательно, что богиней солёных вод и прародительницей богов в шумеро-аккадской мифологии была Тиамат.

Земли, на которых ныне расположена Пермь, были частью огромных Строгановских вотчин. Первое русское поселение на берегу реки Егошиха упоминается в переписных книгах воеводы Прокопия Елизарова в 1647 г.  Прокопий Праведный — предок рода Романовых.  Его икона, подаренная Никитой Строгановым, украшает уникальный иконостас Прокопьевского храма в Великом Устюге.

XVII столетие вошло в историю Урала как время массового расселения русских по территории Урала. Причинами этого были, с одной стороны, исчезновение враждебных государств, а с другой, – усиление феодального гнета в европейской части России. Большую часть переселенцев составляли государственные крестьяне. Но немало было и беглых крепостных, которые при встрече с представителями власти называли себя «родства не помнящими». Государство, будучи заинтересовано в скорейшем заселении новых земель, «закрывало глаза» на крестьянские хитрости.

В 1617 г. строгановский крепостной Яков Литвинов нашел в высоком берегу Камы медную руду. На Урал стали прибывать экспедиции, в составе которых были приглашенные иностранные мастера. Одной из главных задач политики царя Петра I была борьба за выход России к Балтийскому морю. Он понимал, что война со шведами неизбежна. Однако Россия имела крайне слабую металлургическую промышленность. Значительную часть необходимого России металла и изделий из него ввозили из той же Швеции.

Освоение природных богатств Урала начинается в эпоху великих преобразований конца XVII – начала XVIII веков. Петром Великим 9 марта 1720 года был дан указ капитан-поручику артиллерии В. Н. Татищеву «в Сибирской губернии на Кунгуре и в прочих местах, где отыщутся удобные разные места, построить заводы и из руд серебро и медь плавить…» Осмотрев берега Камы, Татищев нашел место около деревни Егошихи удобным для устройства на нем медеплавильного завода.

В 70-е годы XVIII века Егошиха стала настоящим горным городком. Современники отмечали, что быстрое развитие торговли в Егошихе связано с тем, что через поселение проходила дорога из центра России в Сибирь. Караваны судов доставляли по Каме товары с Макарьевской ярмарки, на Егошихинской пристани товары разгружали и отправляли дальше. В обратном направлении шли караваны с продукцией уральских и сибирских горных заводов.

Признав выгодность положения Егошихинского завода, Екатерина II подписала Указ от 16 ноября 1780 г., в котором было сказано: «Город губернский для Пермского наместничества назначить в сём месте, наименовать оный город Пермь и вследствие того в нём основать уже все строения, кои на первое время и особенно при случае открытия управления по учреждениям нашим нужны будут для помещения присутсвенных мест».

17 июля 1783 г. был утвержден герб города Перми: «в красном поле серебряный медведь, на котором поставлено в золотом окладе Евангелие, над ним серебряный крест, означающие: первое – дикость нравов обитавших жителей, а второе – просвещение через принятия Христианского закона».

Горнозаводская промышленность стала определяющей особенностью Уральского края. Россия вышла на первое место в мире по производству черных металлов и была обязана этим Уралу: четыре пятых российского чугуна и железа производилось здесь. Уже в 1716 г. первая партия уральского металла была отправлена за границу, а в конце века иностранные державы были уже постоянными покупателями чугуна и железа.

В ХIХ в. в Прикамье началась разработка россыпного золота и платины. В отличие от других производств эта отрасль горной промышленности не требовала больших вложений капитала и в то же время приносила постоянный гарантированный государством доход. Основная добыча драгоценных металлов была сосредоточена в руках владельцев горно-заводских округов в Пермском уезде.

Там, на Крестовоздвиженских золотых промыслах, в 1829 г. был найден первый российский алмаз. Платиновые прииски Пермского уезда по размерам годовой добычи являлись вторыми на Урале – единственном в то время в мире регионе платиновых разработок. Со второй половины ХIХ в. золотопромышленники начали осваивать северные районы Западного Урала.

Выбор Екатерины II для города стал судьбоносным. Месту новому, в 1781 году было дано древнее, уже насыщенное историко-культурной памятью имя. Идеальное отождествление города и земли было принципиальным моментом культурного самосознания города. Оно отразилось, в частности, в городских названиях. Исторически сложившиеся названия пермских улиц была продуманы, системны и символически значимы. Почти все улицы, шедшие перпендикулярно Каме, носили имена уездов: Чердынская, Соликамская, Кунгурская, Осинская, Оханская, Шадринская, Верхотурская, Ирбитская, Далматовская, Екатеринбургская, Камышловская. Тем самым город не только символически персонифицировал землю своим именем, он включал её в свой состав. Важно и то, что имена пермских земель получили именно те улицы, которые выходили на Каму: город выстраивал себя изоморфно всему пространству края, объединённого, как позвоночником, Камой.

Не случайно, нынешняя Пермь побратима с Оксфордом — известным во всем мире центре образования.  Небесным покровителем Перми является великий просветитель Стефан Пермский.

 

Город Святого Стефана

В начале XV в. со «Словом о житии и учении святого отца нашего Стефана, бывшего в Перми епископом» Епифания Премудрого имя Пермь впервые вошло в тематику русской культуры. В житии оказалось два тематических центра: Стефан и Пермь (см. работу «Великий Зырянин из Великого Устюга»). Так, что житие Стефана одновременно оказалось и повестью о «Пермстей земле», как особой стране существующей в координатах библейской и всемирно-исторической географии. Подробно повествуя о незнакомой языческой стране, обычаях и верованиях её обитателей, Епифаний создал её выразительный образ. Он не схематичен, а подробен и лишён однозначности оценок. Недаром «Житие Стефана Пермского» осталось важнейшим письменным источником по древней Перми.

Важно понять, почему Епифаний взялся по горячим следам за жизнеописание Стефана, столь мало похожего на канонического святого: ни аскет, ни мученик, ни чудотворец. Не только дружеские чувства руководили Епифанием. Победа на Куликовом поле и апостольское служение Стефана стояли в преемственной связи. С хождением Стефана в Пермь Русь двинулась на восток навстречу своей евразийской судьбе. Поэтому крещение Перми Епифаний воспринял как событие всемирно-историческое. Это и определило характер разработки пермской темы в житии.

Прежде всего Епифаний ввёл Пермь в парадигму Священной истории. Житие Стефана создавалось в преддверии конца света: считалось, что на рубеже XIV-XVвв. мир вступил в последнее столетие семитысячелетнего мирового цикла. Епифаний увидел Пермь в эсхатологической перспективе как землю и народ «одиннадцатого часа». В Перми в тот момент словно прошла ось всемирной истории, и крещение Пермской земли «в последняя дни, в скончанье лет, в остаточная времена, на исход числа седмыя тысяща лет» зримо ознаменовало вступление мира в последний акт истории. Так в контексте жития с Пермью ассоциировалось представление о призванности этой земли, ее особой миссии. Епифаний прочно связал с пермской темой идею просвещения и просветительского подвига, торжества света над тьмой. Миссия Стефана – это миссия просвещения. Он создает пермскую письменность, переводит на пермский язык книги с русского и греческого. Он дарует людям язык, учит их говорить и мыслить по-новому. Изобретение пермской письменности ставит Стефана в один ряд с просветителем славян Кириллом, а тот факт, что пермское письмо создано святым, возвышает его над греческим. Пермь, таким образом, связывается с представлением о просветительском подвиге, о борьбе истины с заблуждением.

Благодаря Епифанию, стало также известно о силе и глубине пермского язычества. Риторически оттеняя значение подвига св. Стефана, Епифаний выразительно живописал образ «поганской земли». Впечатление силы пермского язычества, кстати, парадоксально усилено как раз тем эпизодом жития, который призван окончательно его опровергнуть. В прении Стефана с Памом «чародевый старец» выступил достойным соперником миссионера. Его апелляции к национальной и культурной самобытности пермян, верности традициям пращуров и защита их верований прозвучали у Епифания и эмоционально, и содержательно более убедительно, чем это, возможно, предполагалось автором жития.

Новый город изначала осознал себя в преемственной связи с миссией Стефана, как город святого Стефана. Характерно, например, что пермская геральдика выразила тот же смысл настолько близко, что пермский герб воспринимался и воспринимается по сей день как геральдическая интерпретация «Жития Стефана Пермского». Развитые Епифанием компоненты имени «Пермь» ассоциировались с новыми историческими реалиями, играя роль матричной основы для новых интерпретаций и тем самым как бы предвосхищая события: например, поход Ермака в Сибирь, актуализацию положения города на границе Европы и Азии.

 

Биармия

В 1730 году в Стокгольме вышла книга Табберта фон Страленберга. Пленный шведский офицер, он долгие годы провёл в верхнем Прикамье, занимаясь изучением местных языков, истории и географии края. Опираясь на топографию скандинавских саг и сообщения арабских историков, Страленберг, в частности, пришёл к выводу, что Пермь Великая и Биармия, о которой сообщали скандинавские саги – это одно и то же. Бьярмаландом (Bjarmaland) – Биармия, Бярмия в русской передаче – скандинавы называли некую страну на северо-востоке Европы, куда викинги ходили для торга и для добычи. Вслед за Страленбергом тему Перми-Биармии подхватили русские историки, писатели и учёные-путешественники XVIII века. Немалую роль в сближении Перми и Биармии сыграло фонетическое сходство топонимов. Биармийская тема неразрывно переплеталась с преданиями о чуди. Отождествлению древней Перми и Биармии способствовали исторические труды М. В. Ломоносова (1766) и В. Н. Татищева (1768).

Биармийскую легенду подпитывали рассказы Епифания о многочисленных языческих капищах и культе пермян, предания о чудских могильниках и городищах, известия о многочисленных пермских кладах, сообщения о находках древних серебряных сосудов и монет. Тем более, что серебро играло важную роль в биармийском мифе, напоминая эпизод «Саги об Олаве Святом», где викинги похищают из святилища биармийского божества Йомали чашу из серебра, наполненную серебрянными монетами. Всё это давало новый импульс легенде о Биармии. Привлекательность этой идеи понятна. Она проливала свет на древнюю эпоху России, возводя корни Великой Перми к дорюриковской эпохе и восстанавливая льстящую национальному самосознанию преемственность с древним северным царством. Образ некогда процветавшей древней страны, через которую проходил трансевразийский торговый путь, соединявший Индийский океан с Ледовитым, народы северной Европы с народами Востока, страны, почти бесследно исчезнувшей. Итак, в течение XVIII–XIX веков в связи с темой Перми в русской культуре сформировалось представление о биармийско-чудской древности. Причём, представление о биармийском прошлом Пермского края к моменту основания города уже закрепилось в культурном сознании наравне с восходящей к Епифанию темой избранности и просвещения языческой Перми.

Подтверждение этому мы находим в одном из ранних источников, статье «О древнем и нынешнем состоянии Великой Перми», вошедшей в 18 том «Древней Российской Вивлиофики». Он вышел в 1791 году, всего через десять лет после основания города. Важно учесть, что автором был, по-видимому, пермяк, и статья выражает момент самосознания города. В ней приводится полный свод авторитетных тогда сведений о древнем биармийском прошлом Перми. «Пермия получила себе наименование от древней северной области Биармии, которая ещё до прихода в Россию варяжских князей управлялась собственными владетелями или Князьями, военными делами и успехами в древности приобретшими себе славу. Пермская страна в самой древности была славнейшая из всех земель, лежащих к востоку и северу, в рассуждении знатных торгов, отправляемых обитателями оной со внутренними и внешними народами..»

Но главное, автор статьи представил развитие Пермского края как непрерывный исторический процесс от Великой Пермии-Биармии до недавно утверждённого наместничества с центром в городе Перми. Обосновывая учреждение новой столицы древнего края в месте, «которое сама природа назначила к содержанию великого города», автор очерка утверждает преемственность его по отношению к древним обитателям Пермской земли. Наименование города древним именем Пермь осознавалось как символический акт. Ярким подтверждением биармийского мифа является название улиц, – среди старых пермских улиц, выходящих на Каму, мы находим улицу Биармскую.

Биармийский и чудской мифы вводят в пермский текст тему глубины земных недр, подземных потаённых богатств. С ними связаны представления о развалинах городищ, погребённых в земле, могильниках, древних копях и кладах. Эта тема поддерживается тесно переплетенной с биармийским мифом мифологией чуди. В многочисленных преданиях чудь открывается как народ, связанный с нижним, подземным миром. Предания о заколдованных чудских кладах распространены повсеместно в Прикамье. Но самый поразительный миф чудского цикла – это предания об уходе чудского народа под землю. Кроме того, напоминающие гномов европейского средневековья чудины слыли рудознатцами и металлургами, они рыли глубокие штольни, добывали руду, плавили металл.

Биармийско-чудской миф и далее эволюционировал к усилению темы подземного мира. Найдя на территории Прикамья характерные пёстроцветные осадочные породы с высоким содержанием меди, их назвали «биармийскими». Подыскивая термин для открытой им в Прикамье «самобытной системы пластов», английский геолог Р.Мурчисон выбрал наименование, происходящее «от древнего царства Биармии или Перми». Так возникло понятие Пермской геологической системы и Пермского периода, внёсшее в историю Земли представление о доисторической эпохе и населявших её хтонических существах – ящерах. Уже в наше время чудской миф оказался неожиданно связанным с этими представлениями. Л.В.Баньковский предположил, что чудские мастера, пробивавшие штольни в слоях меднистого песчаника, могли находить в них окаменевшие останки древнепермской фауны и скелеты ящеров.

Для Перми земная глубина – это прежде всего глубина истории, потаённой древности. Это потаённая Биармия, ушедшее под землю царство, ставшее глубинным пластом Перми. В этой связи глубоко выразительным представляется определение историка П.Савельева, прозвучавшее ещё в середине прошлого века: «При недостатке достоверных данных о древней Биармии историку остаётся ожидать пособия только от археологии. Подземная Биармия может ещё воскресить для него Пермь». Биармия – это подземная Атлантида Перми.

Стефаниевский и биармийски-чудской мифы, выраставшие из истории имени города, существенно влияли на становление его самосознания как идеальная предыстория и проект будущего. Они формировали целостный образ таинственной древней земли, питающейся мощной энергией легендарных героев, способной породить новый просвещённый светлый град. Это своего рода проект идеального города. Резюмировать этот текст как проект идеального города побуждает нас, в частности, воспоминание о масонской теме в связи с Пермью.

 

Пермь масонская

Герб Пермской области
(утвержден 28.12.1995 г.)

Описание герба: «Герб Пермской области представляет собой изображение серебряного медведя, идущего влево, помещённого на червлёном (красном) геральдическом щите; на его спине Евангелие в золотом окладе с изображением восьмиконечного креста. По центру располагается серебряный крест, непосредственно венчающий Евангелие. Щит увенчан княжеской короной, обрамлён венком из золотых дубовых листьев, перевитых Андреевской лентой».

Герб Мальтийского ордена

Удивительно много общего в геральдике Герба Пермской области и самого города Пермь с Мальтийским орденом.

Мальтийский орден – один из древнейших духовно-рыцарских орденов (1099 г.). Однако современное своё название он получил сравнительно недавно. «Мальтийскими» рыцарей Суверенного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского стали называть лишь со времени их появления на острове Мальта. Это пребывание длилось недолго – всего 268 лет из почти 900-летней истории Ордена госпитальеров. На протяжении всей своей истории рыцари несколько раз меняли место своего обитания, и часто их называли по географическому признаку: «рыцарями Кипра», «рыцарями Родоса», а затем и «рыцарями Мальты». Полное название Ордена звучит: Суверенный Военный Орден Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты.

Сравнивая гербы Мальтийского ордена и Пермской области, их флаги и прочие геральдические символы, бросается в глаза синтез Красного и Белого цветов.

Штандарт великого магистра
Мальтийского ордена
Герб города Пермь

Известно, что среди пермских чиновников было немало масонов. Уже 27 октября 1781 г., вскоре после открытия города, обсуждался вопрос об учреждении Ложи. В июне 1783 ложа открылась, и хотя просуществовала она лишь несколько месяцев, недооценивать её идеологическую роль и духовное влияние не стоит. Среди пермских масонов были такие деятели как И. И. Панаев, И. И. Бахтин, Г. М. Походяшин. И. И. Панаев был директором народных училищ; предполагают, что не без участия масонов в Перми открылась типография. Как бы то ни было, но через XIX век пунктиром масонская тема прошла. Два года провёл в Перми, ставшей для него «училищем терпения, покорности и духовного величия» М. М. Сперанский. Мотивацию отношения чиновников-масонов к новому городу некоторые исследователи интерпретируют как желание «на новом месте построить если не город Солнца, то хотя бы город Разума, Знаний, Справедливости». Разумеется, проект идеального города свойственен был взгляду на город изнутри: так хотел бы сознавать себя человек, родившийся и живущий в Перми, усвоивший ее мифологию.

В конце 2002 года в Перми был снят художественно–документальный фильм «Пермь масонская» – третий в сериале «Тайны города Пермь». Действие фильма разворачивается в Перми в 1783 году и связано с созданием в городе прокурором И. И. Панаевым Ложи Золотого Ключа. В картине впервые в отечественном кино воспроизведены масонские ритуалы, в частности, ритуал посвящения профана (первоначальный уровень в масонской иерархии) в члены Ложи. По мнению авторов фильма, именно масоны сыграли выдающуюся роль в истории Перми, вплоть до основания города членами масонской ложи. Масонский след отмечен в деле открытия в Перми типографии и других событиях истории города.

Много определений было дано Перми. Например, «Пермь – географический центр России», «Пермь – становой хребет России», «Пермь – начало Европы», «Пермь – врата в Европу», «Пермь – центр национальных сообществ», «Пермь – родина всех народов», «Пермь – центр евроазиатской культуры», «Пермь – соль земли», «Третье тысячелетие – новый пермский период», «Пермь – граница миров» и, наконец, «Пермь – информационный канал в космос». Пермь мыслит себя в пространстве в качестве целого мира, во времени она стремится расположиться поближе к началу творения. Самые древние упоминания о Перми – Пермский геологический период, т.е. ни много ни мало около 250 миллионов лет назад, что вполне позволяет позиционировать Пермь в начале времён и в центре мира.

 

Пермь – родина Заратустра

Древняя Пермь содержит много тайн, связанных с арийской цивилизацией, жившей тысячи лет назад на этой территории. Например, Гляденовский Храм Солнца – святилище древних солнцепоклонников (VI до н. э.- XVI в. н. э.) на Гляденовской горе (Гляден (Пермь) – Гледен (Великий Устюг) – случайностей не бывает), которая в древности представляла собой многоярусное архитектурное сооружение, напоминающее пирамиды древних египтян и индейцев майя. Лестница, украшенная бронзовыми изображениями медведей, волков и солнца, вела на вершину пирамиды от самого подножия Гляденовского холма. К настоящему времени исследована первая ступенька-терраса и начаты раскопки второй, более нижней площадки. Нашли много редкостей как местных мастеров, так и изготовленных, по-видимому, в Египте и Средиземноморье. Еще до нашей эры «Гляденовское костище» стало ритуальным местом жертвоприношения – костищем на высокой горе, омываемой с трёх сторон рекой Нижней Мулянкой, с четвертой оно было защищено валом и рвом. В течение двух тысяч лет сюда приходили посланники со всего Урала, из Азии и даже из Китая. Они приносили пермским богам в жертву домашних животных и оставляли на месте захоронения костей особые ритуальные украшения. Разумеется, все это делалось с магическими целями. Пермские Глядены – это особая территория силы, место, где, как считается, боги слышат обращенные к ним призывы. Естественная дверь между мирами, которую способен приоткрыть каждый, кто знает как. Сила этого места не подвергается сомнению, ведь согласно археологическим данным гляденовская традиция старше христианской.

На Гляденовских раскопках были обнаружены маленькие бронзовые украшения двойняшек – два первопредка-близнеца, которые еще до нашей эры были принесены в жертву пермским богам. Мир в представлениях древних пермяков (коми-зырян) был создан не одним богом, а двумя – братьями Ен и Омоль. Они знали о полярном строении мира, который сам является результатом борьбы этих неразрывно связанных противоположностей. Жрецы считали, что обращаясь к парным предметам, какими являются «двойняшки», человек выходит на связь с первобогами, управляющими нашим миром. Вступив в контакт с первосущностями, жрец приоткрывает дверь в параллельный мир, являющийся двойником мира реального. И оттуда приходит знание и ощущение будущего. Более сильные колдуны используют эту щель между мирами и для того, чтобы влиять на события магическим образом. В этом не просто «что-то есть», это самая настоящая современная мифореальность – здесь можно почувствовать энергетические связи, на которых качается Мировая Колыбель.

На территории Пермской области к настоящему времени известно около полутора тысяч археологических памятников. Один из наиболее известных: Турбинский могильник, расположенн на пологом склоне Шустовой горы, на правом берегу Камского водохранилища, против устья реки Чусовой (в ее долине было много поселений бронзового века). Могильник относится к XVI-XIV векам до н. э., в нём обнаружено более ста погребений. Умерших хоронили в неглубоких ямах в вытянутом положении, с вещами, которые, по религиозным представлениям того времени, могли понадобиться в загробной жизни. При раскопках могильника было найдено свыше трёх тысяч предметов из металла и камня, серебряные и бронзовые копья, боевые вислообушные топоры, втульчатые топоры-кельты, браслеты, височные кольца, кремниевые наконечники стрел и копий, кремниевые ножи и другие орудия, великолепные кольца из полированного нефрита. Эти вещи свидетельствуют об обменных связях прикамских племён бронзового века с Зауральем, Сибирью, Поволжьем.

Урал и Предуралье, к которому относится и Пермская область, по мнению ряда ученых-археологов являются родиной легендарных арийских народов. Они были создателями знаменитой религии огнепоклонников – первой мировой религии зороастризма, основные положения которого, впоследствии, были заимствованы едва ли не всеми остальными религиями, включая христианство, ислам, иудаизм. Священная церемония огня всё еще проводится в Индии современными зороастрийцами – парсами. Мы присутствовали на одной из таких церемоний во время своего путешествия по Индии в прошлом году.

Учение зороастризма о небесах и аде, борьбе между добром и злом, повлияло на евреев в течение их Вавилонского плена и стало частью Иудаизма. Зороастризм также имел сильное влияние в закрытых обществах и тайных сектах Иудаизма, например Ессеев. Есть тексты в Ессейских документах, найденных в Свитках Мертвого моря, которые, похоже, могли быть заимствованы из зороастрийских источников. Эти тексты описывают дух правды в конфликте с духом ошибки, и сражения сыновей света против сыновей темноты. Этот сценарий позже стал частью Христианской мифологии, и сражения этого типа появляются во многих апокалиптических текстах, таких как откровения Иоанна Богослова.

Как известно, Заратустра – основоположник зороастризма, принадлежал к народу ариев. Некоторые исследователи считают их потомкам самой древней цивилизации на Земле – Гипербореи, некогда жившим на ныне затопленном водами Ледовитого океана материке Арктиде, который тогда еще не был покрыт ледяной шапкой, а отличался весьма благоприятным климатом. Они общались с душами стихий, стихия Разума становилась как бы нервной системой планеты, а человек и планета образовывали единое целое. Это был «золотой век» человечества, шла так называемая Эра Весов.

Вследствие гибели полярного материка, гипербореи переселились на Евразийский континент. Их следы прослеживаются в Европе, Иране, Афганистане, Индии. Во многих текстах говорится о прародине этих народов, лежащей далеко на Севере.

Журнал «Мировой Ченнелинг» даёт интересную информацию о Гиперборее, разделяя её на Арктическую и Евразийскую, существовавшие в разное время.

Существование на Урале и Предуралье цивилизации солнцепоклонников подтверждается открытием в 1987 году в Челябинской области, в предгорной долине у восточных склонов Уральских гор, древнего города-обсерватории Аркаим, который на тысячу лет старше легендарной Трои. Его возраст датируется 2-й четвертью 2-го тыс. до н. э. (17-16 вв. до н. э.). Радиоуглеродные даты – 3600-3900 лет тому назад.

Аркаим – город, храм и обсерватория площадью 20 тыс. кв. м. Уникальные возможности горизонта в этом месте позволяют пользоваться им как огромным природным транспортиром. А именно в Авесте впервые людям были даны астрологические знания. В структуре Аркаима заложены знания законов Природы и Космоса, а также древнеарийский символ – свастика, символизирующий эволюцию Космоса и человека, как модель Вселенной (к сожалению, до неузнаваемости искаженная нацистами), а также символ полюса.

Местоположение Аркаима не случайно. По Уралу проходит крупнейший в мире геологический разлом. В этой зоне особая энергетика, благодатная для здоровья людей. В Авесте это место названо серединой мира. Именно здесь, а не в Гривинче проходит истинный нулевой меридиан. В Авесте родина ариев – Арьяна Вэджа, там, где находится центр земного шара. Урал – не просто граница между Европой и Азией, но и граница между Восточным и Западным полушариями. Именно от него начинаются «Восток» и «Запад».

Жители Аркаима имели письменность, занимались металлургическим производством, астрономией, точными науками. История Аркаима ещё не полностью раскрыта и изучена. Ученые – историки, археологи, этнографы и др. продолжают исследования этого древнего города арийской цивилизации, давшей миру великого пророка Заратустру. Греки называли его Зороастр, персы – Зардушт, в России его называют Заратустрой. Существуют и разные варианты перевода. По версии Анкетиля Дюперрона, его имя переводится как Золотой Сириус. Дело в том, что в авестийской традиции культ Сириуса – самой яркой звезды в созвездии Большого Пса – выделен особо. Заратустру можно считать принадлежащим одновременно как к царскому, так и жреческому роду. Наделенный даром провидца с пелёнок, Заратустра оказался именно тем человеком, которому открылась тайна всей системы мироздания. Заратустра явил в мир священную Триаду – догмат нравственности: добрые помыслы – добрые речи – добрые дела. Это был главный догмат зороастризма. Перед Заратустрой еще в детстве, до того как он начал проповедовать, приоткрылась самая сокровенная завеса времени: он увидел грядущее во всей его беспредельности. Знал, что случиться и после его собственной смерти, и после конца света. Заратустра – Пророк огромной Силы Воли, он указал людям, что без воли – они никто. Заратустра желал Земле своей процветания, красоты, он видел её красивой и щедрой!

Биография Зороастра является предметом постоянных споров. Есть много противоречивых версий относительно того, когда Заратустра жил. С Тонкого плана передана информация, что это был не один человек, а несколько пророков, приходивших в мир под одним именем. Никто не знает точно даты его рождения и смерти. Также, к сожалению, ученые до сих пор не пришли к согласию по вопросу где же родился Заратустра.

Среди текущих гипотез, наиболее правдоподобной является гипотеза, предложенная известным астрологом Павлом Глобой о рождении Заратустры на территории Пермской области приблизительно 3 тысячи лет до нашей эры на слиянии двух великих уральских рек Камы и Чусовой. Указания на это, содержатся и в авестийских легендах. Известно, что он был рожден «в середине времени», в середине семьи (третий из пяти детей) и в середине мира… И там же, в середине мира, на левом берегу Датии в Арьяна Вэджи был сотворен Ахурой Маздой (Творцом) и первый человек – Гайа Мартан. Действительно, Пермские леса, расположенные на территории Предуралья (наиболее вероятное место рождения Заратустры) – самые старые на планете, учитывая, что Уральские горы первыми на Земле поднялись из вод мирового океана. Крупнейший исследователь зороастризма Мери Бойс показал на основании языка и содержаний древних текстов, что корни зороастризма предпочтительнее искать на востоке Европы, в Предуралье. Впрочем, каждый год приближает нас к верному ответу на вопрос о месте рождения пророка. Ибо, по предсказаниям, самого Заратустры, его «учение вернется туда, откуда оно вышло».

Заратустра проповедовал Авесту. Основа Учения «Авеста» – это Вера в Единого Бога, в Его Справедливые Законы; это уважение и равноправие мужчины и женщины, неосуждение других религий; это стремление людей к добру, милосердию, терпению, красоте и любви. Вселенский Закон является основным принципом этого Учения, – в обществе «Ашаван», т. е. «Праведных» – должно быть счастье для всех. Основная молитва – мантра «Ашем Воху» – наиболее часто произносимая верующими зороастрийцами: «Аша есть лучшее благо! Это есть счастье! Счастье будет тому, чья Аша – для лучшей Аши!», т.е. – «Истина человека должна быть в соответствии с Высшей Истиной Бога«.

• Зороастрийское учение, по сути дела, является не только религиозной доктриной, но еще и сводом научных знаний.

• Авестийская мифология – первый в истории человечества документ, в котором планета Земля описана круглая и свободно вращающейся в пространстве, а не как плоский диск, неподвижно покоящийся на трех китах. И это – за многие века до эпохи великих кругосветных путешествий.

• Арийские священнослужители знали и законы движения других планет и светил, включая и те небесные тела, что были открыты астрономами в новые времена. А некоторые должны быть обнаружены лишь в будущем.

• Ложь – первопричина всякого греха и основной враг Истины.

• В зороастризме нет понятия первородного греха. Зато есть изначальная добровольная жертва и Великий Подвиг, которые выбирали души (воплотившись в тела, созданные из плоти и крови) для противоборства с Духом Зла и полной окончательной победы над ним в материальном мире, ибо он существует только здесь.

• Ахура Мазда (Творец) открыл Заратустре множество своих имен: Вопросимый, Желанный, Мощный, Истина, Всеобъемлющая Благодать, Разум и Разумный, Учение и Ученый, Святость и Святой, Сильнейший, Беззлобный, Победный, Целитель, Создатель, Покровитель, Хранитель… В окончательной редакции Авесты насчитывается 72 имени.

• Ахура Мазда (Творец) поведал Заратустре, что не существует великого множества богов и божков: всё благое на Земле происходит от Единого, а все дурное – от Духа Зла Ангро Майнью. Ахура Мазда и Ангро Майнью сделали свой выбор, и теперь каждый человек тоже должен сделать его. Всё, что существует на свете, – это порождение и проявление лишь двух начал – светлого и тёмного.

 

Пермский иконостас Николая Рериха

Пермский Иконостас церкви Казанской Божией Матери был создан по эскизам великого русского художника Н. К. Рериха в 1907 году после его паломничества по Италии и городам Древней Руси. Пермский иконостас Рериха, хранящийся в фондах Пермской государственной художественной галереи – это своего рода историческое обобщение, проникновение в толщу времён острым взглядом просвещённого художника. В самом начале XX столетия Рерих мечтал о «новых путях религиозной живописи», где бы слились воедино искания современности, наследие «лучших мастеров всех времен» и глубокая национальная основа, в качестве которой, как он считал, «надо брать первоисточники». Отсюда его желание постичь и передовые художественные течения, и «подлинную красоту икон, равноценную в народном значении «итальянским примитивам». В Богородичных Праздниках и Царских вратах Пермского иконостаса можно увидеть ту же непосредственность и простоту, то же слияние красоты и божественного начала. Однако во всём этом не было никакого подражания. Здесь было лишь некоторое сближение художественного мышления в отношении общечеловеческого наследия. В этом несколько прямолинейном соединении православной и католической иконографии декларировалась мысль не только о близости их чисто художественных средств выразительности, но и о единстве религиозных истоков обеих ветвей христианства. Концепция рериховского иконостаса оказалась приемлемой и для Русской православной церкви, поскольку он был создан после представления её на благословение Иерархов.

Синтез возвышенного и приземлённого был для Рериха тем искомым принципом, который позволял изображать святых не только в их недосягаемой выси, но сделать их образы более близкими и реальными, творившими свои деяния на земле во благо людей. Более того, в интернациональной готике жил ещё романтический дух, почитания Прекрасной дамы. И этот дух ощущается и в склонившем колено Архангеле, и в необычайно прекрасных линиях рисунка Девы Марии. Преклонение перед вечной божественной женственностью в сцене Благовещения на Царских вратах, открывающих согласно христианским догматам путь к спасению, как бы говорило о спасительной миссии красоты, олицетворённой в женском начале. Именно так видели философы Всеединства софийную душу мира, открывающуюся как красота. Всё это было необычайно созвучно замыслу Рериха, посвятившего свой иконостас женскому монастырю, стремившегося отдать дань уважения святым жёнам, мученицам и подвижницам. Кажется, этот дух софийности витает над всеми образами иконостаса Рериха.

Рерих, мечтал о создании «нового стиля», причём в его понимании «новый стиль» должен был охватывать все предыдущие достижения культуры. На искусство он возлагал большие эволюционные задачи и считал, что сознание красоты может спасти мир. Всё это в полной мере относилось и к Пермскому иконостасу – оригинальному художественному ансамблю, где сочетались и религиозно-философское содержание, и эстетико-художественные идеи стиля модерн. Культ красоты у Рериха, преклонение перед её всепобеждающей силой как перед последними вратами, ведущими в мир Света и совершенства, также соответствовали идеалам творцов модерна, возлагавших большие надежды на исцеляющую мощь прекрасного. Так Врубель признавал: «Искусство – вот наша религия», а его девизом была крылатая фраза: «Истина в красоте».

 

Соединяя в своём творчестве просветлённое мироощущение икон с повышенным эмоциональным настроем ранних византийских памятников и духом интернациональной готики, Рерих смог явственно выразить переживания своей эпохи. Трагическое ощущение времени, Первой русской революции, как нигде ранее и, пожалуй, позднее, не проступает у Рериха с такой обнажённой силой, как в Пермском иконостасе: в пронизанном болью взгляде Христа из «Тайной вечери», в опаляющем своим страданием и внутренним огнём лике Святой Великомученицы на столбике Царских врат, в скорбных тонах Успения и в печальных глазах Спаса Нерукотворного.

Всё это вместе создаёт тот неповторимый и своеобразный колорит, ту интонацию рериховского иконостаса, в котором вместе с религиозно-философскими идеями живёт ещё и большой художественный образ, эмоционально прочувствованный и по-современному живописно воплощённый. Отправной точкой в идейно-художественном замысле Пермского иконостаса, следовало бы назвать шитый воздух 1389 года «Спас Нерукотворный с предстоящими» и полиптих Иларио да Витербо 1363 года. Шитый воздух был создан великой княгиней Марьей Семёновой, дочерью тверского князя Александра Михайловича, ставшей третьей женой великого князя Симеона Гордого, умершей в старости «в черницах». Деисусная композиция с восемью фигурами, предстоящими Спасу Нерукотворному, вышитая будущей монахиней, надо полагать, очень подходила Рериху в качестве исторического источника для иконостаса женского монастыря в Перми. И хотя иконостас одноярусный и в нём нет деисусного чина, всё же пять икон, кроме храмовой и Царских врат, могут рассматриваться как живописное воплощение идеи деисуса перед Нерукотворным Образом.

Считается, что шитая великой княгиней пелена была своеобразным памятником битвы на Куликовом поле, произведением, в котором она «передала глубокую веру русского народа в победу, торжество светлого начала над тёмными силами зла». Само это время, овеянное высоким духом Сергия Радонежского, было необычайно близко Рериху. В великом вдохновителе Куликовской битвы и в великом подвижнике средневековой Италии художник видел нравственную опору современной духовности и культуры. Не случайно позднее, в 1932 году, Рерих напишет в одном ключе две парные картины, посвящённые Сергию Радонежскому и Франциску Ассизскому. Для него оба эти святые олицетворяли собою истинное лицо христианства, облик духовного Учителя, принёсшего на землю высокие этические идеи, оказавшие огромное влияние на всё последующее развитие человечества. Отсюда, от этих истоков, наверное, и проистекает та внутренняя цельность религиозно-философского и художественного замысла Пермского иконостаса, вобравшего в себя достижения и Древней Руси, и европейского Возрождения (по материалам статьи Маточкин Е. П., Скоморовская Н. В. Пермский иконостас Николая Рериха. – Самара: Издательский дом «Агни», 2003.)

 

Чудеса Пермского края

Кунгур

Белогорский Свято-Николаевский мужской монастырь является одним из «чудес» Пермского края, и получил название «Уральский Афон». Год основания монастыря 1890. Высота храма – 53 метра, ширина – 53 метра, построен храм был Герасимовым по проекту архитектора Тона, того самого, что построил храм Христа Спасителя в Москве. Белая Гора издавна служила местом спасения и молитвы. С XVIII века здесь находились келии и скиты, где скрывались беглые с заводов люди и преследуемые властью старообрядцы. Помимо внешнего великолепия, в храме и вокруг него немало творится чудес природы. Свое название Белая Гора получила давно – здесь долго-долго лежит, не тает белый снег, а также выходят на поверхность белые известняки. Все годы сюда тянулись тысячи паломников (до 70 тыс. в год), монастырь пользовался благословением Николая II и его семьи. Царский крест отчетливо вырисовывается на фоне величественного, словно бы затянутого прозрачной дымкой собора.

На берегу красавицы Сылвы, в старинном городе Кунгуре, в недрах Ледяной горы, спрятана жемчужина Урала – Кунгурская Ледяная пещера. Жемчужиной природы, подлинным национальным достоянием является Кунгурская Ледяная пещера – седьмая в мире по протяженности среди гипсовых пещер, пожалуй, первая по красоте. Магия подземных озёр и исполинских гротов, застывшая поэзия льда и камня переносят туристов в фантастический мир древней пещеры. По определению учёных, возраст пещеры 10-12 тысяч лет. За это время в результате многочисленных обвалов своды большинства гротов Кунгурской пещеры приобрели куполообразную форму. Первые исследования в пещере были проведены в далеком XVIII веке. Сегодня Ледяная пещера является памятником природы всероссийского значения. Она находится на правом берегу реки Сылвы в Ледяной горе на северо-восточной окраине города Кунгур, является выдающимся карстовым объектом, крупнейшей гипсовой пещерой Урала, шестой в мире по протяженности (5 600 м) среди пещер гипсового карста. Суммарный объем гротов пещеры более 100 тыс. кубических метров. В пещере 60 озер с изумительно чистой водой. Оледенение пещеры было максимальным в XVIII веке. Многолетние льды встречались в Метеорном гроте на расстоянии 440 метров от входа. Сейчас многолетние льды встречаются до Крестового грота на 270 метров от входа. Перед нами настоящая сказка. Недаром первый грот называется Бриллиантовый. В лучах прожекторов вспыхивают и переливаются разноцветные огоньки, снежные кристаллы сверкают, как алмазы. Потолок и стены грота покрыты густой бахромой изморози. Сверкающие друзы кристаллов достигают в поперечнике 10-15 см. Снег тает и, капая в холодных гротах, превращается в ледяные сталагмиты в форме столбиков или грибов. С потолка гротов и выступов стен свисают сосульки – ледяные сталактиты.

Когда сталагмиты и сталактиты срастаются, образуются ледяные столбы – сталагнаты. Здесь можно хорошо рассмотреть закрытые и открытые «органные трубы». Внешне они напоминают гигантские песочные часы: на поверхности большая воронка, а в пещере осыпь из песка, глины, почвы. Пышное убранство подземного зала не исчезает и летом. Когда на улице + 30, здесь по-прежнему прохладно – -1 -2. Наиболее красивыми местами кристаллизации льда являются гроты Бриллиантовый и Полярный. Бриллиантовый грот украшен особенно крупными кристаллами лотковой и игольчатой формы. Красота, величие и история исследования пещеры отражены в названиях гротов: Бриллиантовый, Космический, Данте, Руины, Геологов, Смелых, Великан, Полярный и др. Подземное царство сталактитов и сталагмитов, застывшая симфония камня и льда, величие и галактическая тишина – всё это оставляет ни с чем не сравнимые ощущения. Поэтому с давних времен Кунгурская пещера является гордостью жителей Кунгура.

Чердынь

В XV-XVI вв. столицей Великой Перми (так именовалось Верхнее Прикамье) был самый древний город Прикамья Чердынь. Это город на семи холмах, как древний Рим и Москва. На главном из холмов – Троицкой горе, давшей начало современной Чердыни, – археологами раскопано Троицкое городище IX-XIV века. На соседней Вятской горе – Вятское городище VIII– IX века местных коми-пермяцких племён. Уже в то время жители этих городищ вели бойкую торговлю с племенами славян, с волжскими булгарами и Ираном, а позднее – с Великим Новгородом и северными народами. Особо почитаемыми святыми у чердынцев были Христофор, Флор и Лавр.

Чердынь называют колыбелью монашества на Урале. В 1462 году на одном из холмов святителем Ионой – последователем Стефана Пермского был основан первый здесь мужской Иоанно-Богословский монастырь, символически закончивший христианизацию пермского края начатую Стефаном в 14-м веке. На устройство этого монастыря, так же как и на строительство храмов, щедрые пожертвования делали жители Великого Устюга и Великого Новгорода. От монастыря сохранилась самая древняя, действующая до сих пор Иоанно-Богословская церковь. Здесь в соборе хранился чудотворный образ Николая Мирликийского руки Стефана Пермского.

При Иване Грозном Чердынь получил официальный статус города. В 1535 г. на Троицком холме начинается строительство крепости, ставшей ядром города. Руководил строительными работами присланный из Москвы боярин Курчев, предок А. С. Пушкина. От Чердыни начиналась Чердынская дорога – древний путь через Уральские горы в Западную Сибирь. Летом 1888 года знаменитый уральский писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк посетил этот живописный уголок Урала. Именно на чердынском материале он написал свои знаменитые рассказы: «Серая шейка» и «Зимовье на Студеной».

В Чердыни и Чердынском районе находится 75 памятников архитектуры и градостроительства, более 150 памятников археологии, расположены два заказника – Пернаты, Чусовское озеро, 24 геологических памятника (скалы, пещеры, обнажения, карстовый мост, карстовая арка), 21 ботанический памятник (берёзовые рощи, болота, кедровая роща, сосновый бор и др.), 2 гидрогеологических памятника (Ермаков родник, источник дикий Ветлан), зоологический памятник (бобровое поселение), 12 ландшафтных памятников (болота, озёра, скалы).

Соликамск

Украшением Пермского края стали не только алмазы, платина, золото. Поистине россыпью самоцветов просияла земля пермская именами людей, ставших славой и гордостью России. Один из них, наш современник – великий художник Потапов Михаил Михайлович, принявший от своих далёких предков факел огня, свет и тепло которого он воплотил в своих картинах. Не случайно родился Потапов М.М. в Соликамске, городе, где два слова, Солнце и Кам, сливаются воедино (название древнего Египта «Кемо», «Камо»).

Наша встреча с Потаповым М. М. состоялась в мае 2004 г., когда мы посетили Пермский край и, конечно, не могли тогда не встретиться с «Солнечным мессией Древнего Египта». В том году в августе его возраст приближался к 100-летенему юбилею. И с родины Эхнатона, из далёкой Амарны мы привезли ему землю далёких предков. Оказалось, что самой большой мечтой художника было соприкоснуться с этой землёй.

«Моя душа жила в Египте…» – так говорит художник о себе. «Пришелец из страны фараонов», автор знаменитой «Эхнатониады» – серии портретов фараонов и бытовых сцен Древнего Египта времён Эхнатона, Михаил Потапов родился в 1904 году в дворянской семье. Любовь к далёкой таинственной стране осталась с ним навсегда, он стал художником-египтологом. Он увлёкся историей и культурой Египта в 1913 году, и с той поры эта тема путеводной нитью прошла сквозь всю жизнь и творчество художника. Больше всего воображение будущего художника поразила личность легендарного фараона, философа и поэта из XVIII династии Эхнатона и его жены Нефертити, живших почти четыре тысячи лет назад. Художник Михаил Потапов вовсе не утверждает, что в прежнем своем воплощении был фараоном Эхнатоном. М. Потапов предполагает, что его душа могла быть сопричастна Эхнатону – или его дочери Меритатон. Художник-монах Михаил Потапов объединил в своем творчестве историю Древнего Египта, Византию и современность.

Более 30-ти лет он расписывал православные храмы, создал два великих ансамбля фресковой живописи. Сотни полотен написаны Потаповым, расписаны десятки храмов, написана уникальная по своей поэтичности, стилю, исторической точности трилогия «Солнечный мессия Древнего Египта». Многие его картины украшают музеи и выставочные залы не только в России, но и за рубежом. Глядя на картины, думаешь, что художник жил в Египте долгое время. Однако автор смог впервые посетить страну своей мечты лишь в девяносто лет. Ушёл от нас Михаил Михайлович Потапов в 2005 году. Ему был 101 год. Мы успели. Его желание было выполнено: земля с «далёкой» родины Амарны «ушла» с ним, чтобы уже не разлучаться навеки…